Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: мантры, молитвы и заклинания (список заголовков)
15:52 

Клайв Баркер "Абарат"

all of us have a place in history. mine is clouds.
КРИСТОФЕР ТЛЕН


За долгие годы преданной службы Кристоферу Тлену Мендельсон Остов великолепно изучил внутреннее устройство Двенадцатой башни на острове Горгоссиум. Он мог бы с закрытыми глазами пройти через кухни в комнаты для гаданий, отыскать дорогу в подвалы, Черную часовню и залы Слез.

Но сегодня, возвратившись на остров с известием о том, что он упустил решительно все и вся (Ключ, Хвата и его сообщницу, девчонку по имени Кэнди), Остов получил приказание от своего господина, которое тот передал через слугу, тупоголового Нава, — явиться с докладом в помещение, где ему не случалось бывать еще ни разу: в Большую библиотеку, располагавшуюся в верхней части башни.

Остов покорно побрел в библиотеку. Она оказалась огромной, он никогда еще не видел таких просторных помещений: круглый зал во всю ширину башни, без окон, с полками, тесно уставленными книгами и поднимавшимися ввысь футов на сорок.

Там он и стал ждать своего господина. На душе у Остова было скверно, хуже некуда. Одет он был в длинный, изрядно потрепанный плащ, подбитый мехом молодого оборотня, но даже в этом теплом одеянии Остову было зябко. Он изо всех сил стиснул челюсти, чтобы не стучать зубами от ужаса. Ему было хорошо известно, что при встречах с хозяином страх свой следует по возможности скрывать. Кристофер Тлен бывал особо жесток со своими приближенными, если чувствовал, что его боятся.

Мендельсон не раз становился свидетелем жестоких выходок Тлена. Порой во время прогулок по лабиринтам Башни Остову чудилось, что из-за каждой запертой двери до него доносятся жалобные крики, рыдания и мольбы о пощаде. Это стенали пленники Тлена. Даже сегодня, взбираясь по ступеням лестницы, которая вела в Большую библиотеку, он мог поклясться, что из наружной стены к нему взывает голос существа, навеки замурованного в ее толще, в тесном, темном пространстве, и молит о глотке воздуха, о корке хлеба, о милосердии.

Но кому, как не Мендельсону, знать, что в подобном месте смешно и нелепо даже помышлять о милосердии! Под сводчатыми потолками Двенадцатой башни, испещренными изображениями, при одном взгляде на которые пробирал ужас, разыгралось немало кровавых трагедий, немало чудовищных сцен, и ни одна из жертв, очутившихся тут, не была помилована.

У Остова отчаянно разболелся обрубок изувеченной ноги, однако сесть он не осмелился, ведь Тлен мог войти в любую минуту, и, застань он своего провинившегося подданного сидящим, тому пришлось бы худо. Вместо этого, чтобы хоть чем-то себя занять, Остов подошел к одному из многих столов, разбросанных по огромному залу. На столешнице громоздились книги, снятые с полок, вероятно, по распоряжению Тлена, которому они зачем-то понадобились.

Внимание Остова привлекла одна из книг, лежавшая на высоком пюпитре. Ее он помнил с детства. Называлась она «Стишки и песенки Кологроба». Это была одна из его любимейших книг, он знал наизусть добрую половину содержавшихся в ней считалок, стихотворений и колыбельных, включая и ту славную песенку, которую он спел девчонке из Иноземья. Книга была открыта на странице с прелестной колыбельной, из тех, которые он за давностью лет успел позабыть, но теперь, едва начав читать, сразу вспомнил.


Мой маленький страшилка,
Ты мчишься во весь дух
Расковырять могилку,
Пока молчит петух.
Повесели скелеты
И танец им спляши,
Вальсируй до рассвета
В кладбищенской тиши.


Остов наслаждался чтением, он шевелил губами, не издавая ни одного звука, и перед глазами у него разворачивались милые сердцу картины детства: вот в кухне на низенькой скамеечке сидит его покойная матушка, Миазма Остов, которую окружили трое сыновей — Исчад, Мерзон и Мендельсон, и скрипучим голосом читает одно за другим сочинения Кологроба. Милая матушка! Как он ее любил! Остов вздохнул и стал читать дальше:


Мой маленький страшилка,
Чудовищен твой лик:
Летучей мыши крылья,
Как у вампира клык,
В буграх и шрамах кожа,
Хвост тонкий, как змея.
Откроешь рот, и что же?
Пугаются друзья,
Все дьяволы и черти,
— Так ты горазд орать.
— Ты юный рыцарь смерти,
Тобой гордится мать.


«Так ты горазд орать» — эта фраза на протяжении долгих лет время от времени всплывала у него в памяти, хотя он до настоящей минуты никак не мог припомнить, откуда она. Он не раз спрашивал себя, удастся ли ему в случае необходимости издать такой вопль, которого испугались бы даже дьяволы и черти.

Сделав глубокий вдох, Остов зарычал. Низкий, грозный звук наполнил помещение, отразившись эхом от сводчатых потолков. Любой враг устрашился бы, доведись ему такое услышать, подумал Остов, чрезвычайно собой довольный. Именно так он зарычит, когда поймает наконец ту девчонку. От подобного рыка у нее мозги взорвутся!

Остов снова издал рычание, на сей раз открыв рот пошире и обнажив длинные коричневато-серые клыки. С вершины книжных полок сорвались потревоженные воплем два крылатых создания. Покружив в воздухе, они зависли футах в трех над головой Остова. Размером с грифа, с пепельно-серыми обрюзгшими и злыми личиками, они выглядели чем-то вроде чудовищной карикатуры на херувимов.

— Проваливайте отсюда! — взвизгнул Остов, задрав голову.

Дьявольские существа на миг обратили на него свои маленькие тусклые темные глазки, лишенные белков, и, решив, по-видимому, что он не стоит внимания, вернулись в свои гнезда на полках.

Мендельсон склонился над книгой, чтобы дочитать колыбельную до конца:


Мой маленький страшилка,
Ты мчишься, мчишься прочь,
Едва забрезжит солнце,
— Тебе милее ночь.
В моих ночных кошмарах
Будь гостем дорогим,
Лишь там, дитя...


— Остов!

Мендельсон обернулся на грозный звук этого голоса, исходившего из затененной ниши в дальней стороне зала. Ни одна из многочисленных дверей не скрипнула, впуская Кристофера Тлена внутрь библиотеки. Он все это время находился здесь, наблюдая за Остовом. Слушая, как тот практикуется в рычании.

Мендельсон застыл как вкопанный. Он напряженно вглядывался в сумрак, ожидая появления того, кто только что его окликнул, — Повелителя Полуночи, Кристофера Тлена собственной персоной.

— Сядь, — донеслось из сумрака. — Присядь, Остов, сделай милость. Ты, видно, любишь читать?

Голос был низким, чуть хрипловатым, и в нем слышалась — как ни коротки были произнесенные фразы — отчаянная, смертная тоска. Голос этот мог принадлежать лишь тому из живых существ, кто не раз погружался в пропасть безысходного отчаяния, в пучины первозданного хаоса.

Мендельсон, напрягая зрение, смог наконец различить контуры фигуры своего господина. Весьма внушительной — ростом в шесть футов и шесть дюймов, если не выше, — и облаченной в черный плащ до пят. Потому-то Тлену и удалось остаться незамеченным в густой тени.

Повелитель Полуночи прошагал по залу и приблизился к Остову. Свечи, горящие на столах, высветили лик Кристофера Тлена.

По мнению Мендельсона, ни у кого из живых существ Абарата не было и не могло быть столь пронзительного взгляда, как у Кристофера Тлена. Его светлые, почти прозрачные глаза сверкали как осколки льда на фоне мертвенно-бледной кожи лица. Такой же матово-белой была и вся его голова, абсолютно лишенная волос. На нем, как всегда, был высокий воротник из прозрачного материала, напоминавшего стекло, сконструированный специально, чтобы закрывать нижнюю часть лица. Внутри воротника плескалась голубоватая жидкость, в которой плавали, сверкая и переливаясь, какие-то создания, похожие на маленьких змеек. Некоторые из них были светлыми, как летние молнии, другие — желтоватыми, будто масло. Яркие блики, то и дело вспыхивавшие на их спинках и боках, отражались от поверхности воды, окружая голову Тлена подобием нимба из разноцветных, пляшущих в воздухе искр, что явно доставляло ему удовольствие. Когда одна из змеек коснулась своим хвостом его щеки, он улыбнулся, и улыбка эта была такой свирепой и жуткой, что Мендельсон с трудом удержался, чтобы не броситься опрометью вон из зала.

Нав как-то однажды рассказал ему, что означает эта улыбка и откуда берутся блестящие змейки. Тлену каким-то образом удалось вдохнуть жизнь в те образы, что являлись ему в ночных кошмарах, и в некоторые из самых чудовищных мыслей, посещавших его наяву. Материализовавшись, эти мысли и образы приняли форму белых и желтых змеек. Вдыхая жидкость из своего воротника и вбирая ртом и ноздрями разноцветных змеек, Тлен снова и снова погружался душой в свои кошмарные грезы, заново переживал страхи минувших сновидений.

Его голос, хрипловато и глухо звучавший сквозь воду, кишевшую мрачными образами, был окрашен в безрадостные тона этих видений; каждый звук, вылетавший из горла Повелителя Полуночи, был исполнен тоски и ужаса.

— Итак, насчет книг, Остов...

— Что? Ах да, книги. У меня они есть. Несколько штук.

— А что еще у тебя есть?

Искры вокруг головы Тлена вспыхнули ярче. Он устремил свой пронизывающий взор на Остова.

— И чего у тебя нет?

— Вы имеете в виду Ключ?

— Разумеется, Ключ. Что же еще?!

— Господин, умоляю, простите, пощадите меня. Я не смог вернуть Ключ.

Мендельсон умолк, ожидая, что вот сейчас Тлен набросится на него, быть может, изобьет до полусмерти. Но этого не случилось. Повелитель Полуночи не сдвинулся с места, продолжая в упор смотреть на Мендельсона.

— Продолжай, — промолвил он едва слышно.

— Я... Мне удалось выследить человека, который его у вас украл.

— Им оказался Джон Хват со своими братцами.

— Да. Он удрал с Ключом на Ифрит, а оттуда на лодке в Иноземье. Я бросился в погоню и потопил его лодку, и думал уже, что он у меня в руках...

— Продолжай!

— Но ему повезло. Начался прилив, и волны перенесли его на другую сторону.

— И ты настиг его в Иноземье?

В голосе Тлена слышались теперь любопытство и нетерпение.

— Да.

— Ну и как тебе там показалось?

Тлен произнес это с таким спокойствием и невозмутимостью, словно это был не допрос с пристрастием, а дружеская беседа.

— Я почти ничего там не видел. Пытался изо всех сил изловить Хвата.

— Еще бы. Ты старался, как мог, но Хвату все же удалось уйти от тебя. Восемь голов, что ни говори, лучше, чем одна.

Численное превосходство было на его стороне, не так ли?

— Ваша правда, господин.

В сердце Мендельсона закралась надежда, что его повелитель не будет слишком жесток к нему, понимая, какие трудности ему, Остову, пришлось претерпеть, чтобы проделать долгий путь до Иноземья и обратно.

Тлен подошел к самому высокому из стульев, стоявших поблизости, опустился на него и сомкнул ладони перед грудью, как если бы собрался молиться.

— Ну и?..

— Да, господин?

— Поведай же мне, что случилось после.

— Да. Так вот. Я почти его нагнал в Аппорту.

— В Аппорту? Разве он не разрушен?

— На месте, где он был когда-то, осталось несколько ветхих построек, господин. Маяк. Причал.

— А корабли?

— Кораблей нет. Не иначе как все, что там потонули, успели рассыпаться в пыль или догнивают в земле. Я ни одного не видел.

— Продолжай. Ты добрался до порта и...

— У него был сообщник.

— Не считая его братьев?

— Да. Девица. Девчонка из Иноземья.

— Ах вот оно как! Сообщница. Да еще и девчонка. Бедняга Остов. Это лишило тебя последнего шанса на успех.

— Ваша правда, господин.

— Значит, он отдал Ключ ей?

— В самом деле? Я не знаю, господин. Да. Возможно.

— Так отдал он ей Ключ или нет?! — Тлен возвысил голос, в котором снова зазвучала угроза.

Мендельсон опустил глаза. Зубы его начали выбивать частую дробь, хоть он и поклялся себе, переступая порог библиотеки, что ни в коем случае не будет бояться.

— Смотри мне в глаза, Мендельсон!

Остов, терзаемый страхом, продолжал разглядывать пол у своих ног. Он не мог себя заставить взглянуть на хозяина, как не осмелился бы посмотреть в глаза разъяренному хищнику.

— Я сказал: смотри в глаза!!!

Голова Остова приподнялась помимо воли, будто его дернули за волосы, и он был принужден взглянуть на человека, сидевшего перед ним. Еще через мгновение какая-то неведомая сила бросила его на мозаичный пол, о который он пребольно стукнулся коленями.

Лицо Тлена, как никогда прежде, походило сейчас на голый череп, отметины вокруг губ (по слухам, оставшиеся с тех пор, как однажды его бабка, Бабуля Ветошь, наглухо зашила ему рот) обозначились так четко, что стали подобны зубам скелета, а тонкая бледная кожа над линией воды в воротнике казалась ссохшейся, как у мумии, и только в глазах светилась жизнь. Но то был свет безумия, абсолютного, высшего сумасшествия.

Мендельсон отдал бы сейчас все на свете ради возможности убраться отсюда подальше.

— Ты подвел меня! — взревел Тлен.

Его голос заполнил всю голову Остова, и тот, почти теряя сознание от ужаса, вдруг с беспощадной отчетливостью, в мельчайших деталях представил себе размер и форму черепа, который носил на своих плечах.

— Умоляю... Я сделал все, что было в моих силах. Клянусь.

— Как звали ту девчонку?

— Кэнди. Фамилии не знаю.

Верхняя губа Тлена презрительно изогнулась. Он на дух не выносил сладкого, а ведь Кэнди на языке Иноземья означало «конфетка».

— Ты смог бы ее узнать, попадись она тебе снова?

— Еще бы! Разумеется.

— В таком случае придется мне оставить тебя в живых, Мендельсон. Ты имел с ней дело и наверняка изучил ее повадки, не так ли?

— О да! Безусловно, господин мой! — выкрикнул Остов, по-прежнему стуча зубами.

Ему очень хотелось отвести взгляд от лица Тлена, но какая-то сила этому препятствовала.

— Может статься, Ключ сейчас у нее, верно?

— Но Хват...

— ...отдал его ей.

— Я не могу ручаться, что он сделал это, господин.

— Он просто не мог поступить иначе. Это было бы на него непохоже.

— Осмелюсь ли я спросить... Почему вы так в этом уверены, господин?

— Потому что он совсем как ты. Эта погоня измотала его, он устал. И хочет, чтобы кто-то другой стал объектом моего внимания, хотя бы на время.

Тлен ненадолго умолк, подняв голову кверху. Пепельно-серые твари кружились под сводами библиотеки, наслаждаясь зрелищем расправы, что происходила внизу.

В конце концов Повелитель Полуночи принял решение.

— Тебе следует вернуться и разыскать эту девчонку.

— Но, господин...

— Что?!

— Осмелюсь заметить, она явилась сюда. Тлен резко поднялся со стула.

— Ты видел ее в Абарате?

— Нет. Но волны отлива на моих глазах подхватили ее и понесли сюда.

— Так ведь она могла утонуть! Или попасть в брюхо мантизака!

Он все-таки набросился на Мендельсона с кулаками. Испытывая невероятное облегчение от того, что теперь-то он получит заслуженную трепку, Остов втянул голову в плечи и почувствовал, что приподнимается над полом, хотя Тлен к нему еще и пальцем не прикоснулся. В следующее же мгновение невидимая сила подхватила Остова и швырнула его назад. В полете Мендельсон опрокинул стол и смел все книги, которые на нем лежали, в том числе и «Песенки Кологроба». И тут же невидимая тяжесть навалилась ему на грудь, вдавила в пол. Ему стало невыносимо трудно дышать. Он отчетливо слышал, как треснула грудина.

— А теперь послушай, Остов, — обратился к нему Тлен. — Твои братья, не сумевшие выполнить мой приказ, мертвы. Ты составишь им компанию в чане с известью, если снова меня подведешь. Это ясно?

Мендельсон кивнул. Движение стоило ему немалых усилий.

— Разыщи мне эту... Кэнди. Если она мертва, доставь сюда ее тело. Когда надо, я и мертвого могу допросить, тебе это известно. Я должен узнать, что она за существо. Говоришь, волны подхватили ее?

— Именно так и было, господин мой.

— Это подозрительно. После всего, что было, старушка Изабелла скорей утопила бы любого из пришельцев, чем взялась бы доставить его сюда.

Тлен впервые за последние несколько минут отвел взгляд от лица Мендельсона, и тот почувствовал, что тяжесть, давившая ему на грудь, немного ослабла.

— Во всем этом есть что-то странное, — пробормотал Тлен, будто рассуждая сам с собой. — Что-то загадочное...

— Как же я ее разыщу, господин, ведь она может оказаться на любом из островов?

— Тебе будет оказана помощь. — Тлен произнес эти слова без прежней злости. Мендельсон готов был поклясться, что ярость его хозяина немного поутихла. — Ступай в кухню. Поешь. Когда понадобишься, я пришлю за тобой Нава. И будь наготове...

— Слушаюсь, господин мой.

— Девчонка, говоришь?

Тлен мрачно усмехнулся.

Или Остову с перепугу это почудилось?

Повелитель Полуночи зашагал прочь. Через мгновение его высокую фигуру поглотил мрак. Только после этого Остов наконец смог вздохнуть полной грудью и подняться с пола на корточки.

Под высоким сводчатым потолком все так же кружили безобразные серые херувимы. Возбужденные зрелищем расправы, они на лету шумно переговаривались между собой.

Однако Мендельсону было не до них. Он встал в полный рост, опираясь на ступню и культю, и, когда немного утихла боль в раздавленной груди, с трудом дохромал до двери.

Спускаясь по лестнице в кухню, он поклялся себе, что, как только окажется дома, немедленно сожжет свои несколько книг, чтобы те не напоминали ему об ужасах, пережитых в библиотеке.







Каждый раз, когда это читаю, у меня сердце начинает биться так, что хоть чечётку танцуй...

@темы: мантры, молитвы и заклинания, сами виноваты, что прочитали, цвет из иных миров

01:41 

all of us have a place in history. mine is clouds.
Оставьте времени и сил,
Я ещё буду стараться,
Я многих ещё не простил,
И не хочу начинать прощаться.

@темы: мантры, молитвы и заклинания, творяка, цвет из иных миров

13:26 

all of us have a place in history. mine is clouds.
не придуривайтесь гордыми одиночками и сильными личностями.... это отстой...

@темы: мантры, молитвы и заклинания

08:15 

all of us have a place in history. mine is clouds.
Вчера мир окрасился... немного так совсем, но я заметил... это всё из-за того мира, я знаю) а ещё из-за того, что я как всегда опьянел от прогулок по улицам, в поисках того, что можно найти только потерявшись, и нового аниме)
ну, что нужно сделать, чтобы заслужить свой личный кусочек счастья? ммм.... "пожертвовать скукой")
только в таком случае счастье - это нечто мимолётное, но пока что большего и не надо...


З.Ы. Я всех достану своим "Хочу такую собаку..." ^_^

@темы: мантры, молитвы и заклинания, процент бытия, цвет из иных миров

23:07 

all of us have a place in history. mine is clouds.
Я хочу такую собаку. Собаку такую хочу я. Я хочу собаку такую. Такую собаку я хочу.
Пускай грызёт - не колышет...

@темы: мантры, молитвы и заклинания

07:48 

all of us have a place in history. mine is clouds.
Прохладный душ. Блины со сгущёнкой. Огроменная кружища кофе. Вызов лифта без помощи рук. Музыка. Сигаретный дым. Гаснущий фонарь.

Вот в такое утро, зная, что сегодня ты живёшь не просто так, а чтобы найти знакомый дом лучшего друга, появляется побитая и обиженная любовь к жизни...

@темы: мантры, молитвы и заклинания, процент бытия, цвет из иных миров

23:12 

all of us have a place in history. mine is clouds.
Я напишу чсценарий...
Я сыграю главную роль...
Я в грёбанном восторге...

@темы: мантры, молитвы и заклинания, процент бытия, творяка

12:19 

all of us have a place in history. mine is clouds.
Я смеюсь, но не радуюсь...
Я сплю, но не отдыхаю...
Я смотрю, но не вижу...
Я слушаю, но не слышу...
в кого я превращаюсь на этот раз?




* * * *


Центральный Округ - гениальная вещь.... Абстракция в анимации, маразматические, но вполне реальные диалоги, музыка Portishead, узнаваемые по жизни персонажи, никакой уникальности впроисходящем.... Но такого я ещё не видел... Куча анимированных иллюстраций к самым бредовым высказываниям и теориям героев... Море красок, они не однотонны, вовсе не тусклы, но и не режут глаз.... Муузыка... отдельная статья... Portishead, кажется, даже Radiohead слышал...

Тихо и спокойно об обыденном кошмаре и безумии...

@музыка: Portishead - Roads

@настроение: ничего не понимаю...

@темы: мантры, молитвы и заклинания, процент бытия, сами виноваты, что прочитали

00:39 

П и Н

all of us have a place in history. mine is clouds.
Чёрт возьми, тварь я дрожащая или право имею?!

@темы: мантры, молитвы и заклинания

23:31 

all of us have a place in history. mine is clouds.
Трясясь в прокуренном вагоне, он полуплакал, полуспал...

@темы: мантры, молитвы и заклинания, сами виноваты, что прочитали

20:26 

all of us have a place in history. mine is clouds.
Пусть всё вокруг горит, взрывается,
Но не кляну свою эпоху я!
Она как зверь ко мне врывается
И разбивается об "Мне всё похую!"


Хочу подушку какую-нибудь забавную... мягкую, тёплую... по-душ-ка...

@темы: мантры, молитвы и заклинания

11:22 

Cemeteries of London

all of us have a place in history. mine is clouds.
At night they would go walking
‘Til the breaking of the day,
The morning is for sleeping
Through the dark streets they go searching
To see God in their own way,
Save the night time for your weeping
Your weeping
Singing lalalalalalalalaiy
And the night over London lay

So we rode down to the river
Where Victorian ghosts pray
For their curses to be broken
We go underneath the arches
Where the witches are and they say
There are ghost towns in the ocean
The ocean
Singing lalalalalalalalaiy
And the night over London lay

God is in the houses
And God is in my head
And all the cemeteries in London
I see God come in my garden
But I don’t know what he said,
For my heart it wasn’t open
Not open
Singing lalalalalalalalaiy
And the night over London lay
Singing lalalalalalalalaiy
There’s no light over London today



SInging lalalalalalalalaiy!!!!

@темы: мантры, молитвы и заклинания, процент бытия, цвет из иных миров

00:26 

чтобы не забыть

all of us have a place in history. mine is clouds.
И помните, что свобода - это выбор собственных ограничений, которые ты можешь в любой момент изменить...

@музыка: Akira Yamaoka - OST Silent Hill 2 - Alone In The Town

@темы: мантры, молитвы и заклинания, процент бытия, сами виноваты, что прочитали, творяка

11:17 

Radiohead - I Will

all of us have a place in history. mine is clouds.
I will
Lay me down.
In a bunker
Underground.
I won't let this happen to my children.
Meet the real world coming out of your shell
With white elephants
Sitting ducks.
I will
Rise up.
Little babies eyes eyes eyes eyes.
Little babies eyes eyes eyes eyes.
Little babies eyes eyes eyes...


Томми! Человек, который изобрёл Радиоголову! Безумный и побитый болезнью гений-маньяк... Достоевский, мать его...

@музыка: I Will соостветственно)

@настроение: ваа... непонятное... отрешённое от всех переживаний... но помню, что вчера было сначала очень хорошо, а потом очень плохо...

@темы: мантры, молитвы и заклинания, цвет из иных миров

18:40 

Пересмешнику спасибо за стишки.

all of us have a place in history. mine is clouds.
Спаситель, пребывая в огорчении
от скверных наших дел и безобразия,
облегчит милосердно нам мучения
путем всеобщей скорой эвтаназии.

***

Мельчает мир. Все псевдо, квази -
герои, "звезды", короли...
Ворам почет, награда - мрази,
Творцу - свеча, и отвали...

***

Затейливо строенье моей личности -
прожженный и насмешливый цинизм
скрывает и отсутствие практичности,
и полудетский чистый романтизм

***

Мне тошно коротать досуг
давя песок заморских пляжей.
Мой мир - внутри, а жизнь вокруг
лишь смена видов и пейзажей

***

Среди скучающего сброда,
на перепутьях площадей
брожу один в толпе народа
в напрасных поисках людей

***

Такая уж у нас, увы, ментальность -
нам малоценно собственное мнение,
в устах «пророка» ж всякая банальность
звучит как Божий Глас и откровение

***

Что делать, я не современен,
и не вписался в этот век,
да и для века я не ценен -
ни либерал, ни гомосек…

***

Когда-нибудь я мир переиначу,
о человечестве явив свою заботу
спасу страну, дракона захуячу,
а может и – устроюсь на работу.

***

Купил бы я себе дворец,
купил бы яхту, катер, но
с деньгами, как всегда, пиздец,
и я стою, ругаюсь матерно.

***

Я, как птица, взмыть хочу,
в сердце счастье плещется,
я - Лечу! – Лечу! - Лечу!
А оно не лечится…

***

Я независим и строптив,
не важно, трезв я или пьян,
мне чужд колхоз и коллектив,
я там - как в супе таракан.
Мне тягостно в толпе друзей,
грущу в углу замшелым пнем,
и чем веселье веселей,
тем я потеряннее в нем.


***

Я с неба милостей не жду,
хвостом пред Богом не виляю,
и не кляну, озлясь, нужду,
а поскорей ее справляю.




ОГРОМЕННЫЙ копирайт и спасибо! Сам бы не смог...

@музыка: 42

@настроение: вааааа! Они сверлят мой мооозг! ремонт у соседей - это ужас. позитива не теряем...

@темы: мантры, молитвы и заклинания, процент бытия, сами виноваты, что прочитали, творяка, цвет из иных миров

22:23 

ожидание чего-то...

all of us have a place in history. mine is clouds.
Я чего-то жду.. жду, например, когда небо станет снова голубым... когда закончатся дела, и я отправлюсь к родным и любимым мне людям... когда сигарета перестанет быть преступлением... жду яблоко...
Я много чего жду, но больше всего — вдохновения... я усиленно готовлюсь к его приходу, я достал из "долгого ящика" фантазию, обзавёлся желанием, осталось купить огромную тетрадь и ручку... желательно перьевую...
I'm waiting pationly
I wait for the sign!

P.S. Очень по тебе соскучился... :love:

@темы: мантры, молитвы и заклинания, процент бытия, творяка

22:52 

...

all of us have a place in history. mine is clouds.
Многие ли проживают жизнь,
не пытаясь узнать,
что они знают и что любят?

Многие.

Твоё дело -
ни в коем случае
не попасть в их число.


скучно -_- :duma:

@музыка: Radiohead - Airbag

@настроение: скуучно, говорю же..

@темы: мантры, молитвы и заклинания, процент бытия, цвет из иных миров

13:57 

Jefferson Airplane - White Rabbit

all of us have a place in history. mine is clouds.
One pill makes you larger
And one pill makes you small,
And the ones that mother gives you
Don't do anything at all.
Go ask Alice
When she's ten feet tall.
And if you go chasing rabbits
And you know you're going to fall,
Tell 'em a hookah smoking caterpillar
Has given you the call.
Call Alice
When she was just small.
When the men on the chessboard
Get up and tell you where to go
And you've just had some kind of mushroom
And your mind is moving low.
Go ask Alice
I think she'll know.
When logic and proportion
Have fallen sloppy dead,
And the White Knight is talking backwards
And the Red Queen's off with her head!
Remember what the dormouse said:
Feed your head. Feed your head. Feed your head


Я просто с ума схожу по этой песне! :nerve: :cheek: Спасибо Мерлину)

@музыка: White Rabbit

@настроение: эйфория)

@темы: цвет из иных миров, мантры, молитвы и заклинания

00:57 

Праттчет

all of us have a place in history. mine is clouds.
"Джонни не суждено было понять, почему именно он начал видеть мертвецов.
Возможно, Джонни попросту чересчур ленив, чтобы их не видеть, предположил Олдермен.
Сознание большинства людей, говорил он, не позволяет им видеть то, что могло бы их огорчить. Уж он-то знает, сказал Олдермен: всю свою жизнь (1822-1906) он только и делал, что ничего такого не видел.
Холодец Джонсон, официально считавшийся лучшим другом Джонни, сказал: всё потому, что Джонни - психанутый.
Однако Ноу Йоу (он почитывал медицинские книжки) возразил: наверное, Джонни просто не в состоянии сфокусировать сознание, как это делают нормальные люди. Нормальные люди просто-напросто обращают очень мало внимания на то, что творится вокруг, ради возможности сосредоточиться на более важных вещах, ну, например, проснуться, подняться с постели, сходить в туалет и продолжать жить в ладу с обой. А вот Джонни открывал утром глаза - и получал по лицу всем мирозданием.
Холодец сказал, что , с его точки зрения, это и называется "психанутый".
Как ни крути, выходило одно: Джонни видел то, чего не видели другие."
Ещё скажите мне, что книги были не правы....)))

@музыка: Radiohead - No Surprises

@настроение: Я, кажется, счастлив... ^.^

@темы: цвет из иных миров, процент бытия, мантры, молитвы и заклинания

22:28 

Feeling Good

all of us have a place in history. mine is clouds.
Хочу появиться в школе, найти своего лучшего друга и обнять его.) и не отпускать пока тепло наконец не вернётся)
Нет и не было ничего плохого... так и надо было это всё сохранить) это очень мудрое решение)
Я тоже уже не хочу никаких проблем, ничего нового, такого ненастоящего...
Хочу быть прежним Мышем, как это было всегда, никто ничего не теряет... нужно просто стряхнуть пыль излишней привязанности... мне нужно твоё тепло, твоя улыбка, твои слова) и я буду отдавать то же самое) все просто запутались в бестолковых словарях)
я снова смеюсь и улыбаюсь, вновь искренне надеясь, что ты поверишь (даже есть во что теперь!!!), а в голове играет одна и та же песня и вот, о чём в ней поётся:

Birds flying high
You know how I feel
Sun in the sky
You know how I feel
Reeds driftin' on by
You know how I feel
It's a new dawn
It's a new day
It's a new life
For me
And I'm feeling good

Fish in the sea
You know how I feel
River running free
You know how I feel
Blossom in the tree
You know how I feel
It's a new dawn
It's a new day
It's a new life
For me
And I'm feeling good

Dragonfly out in the sun you know what I mean, don't you know
Butterflies all havin' fun you know what I mean
Sleep in peace when the day is done
And this old world is a new world
And a bold world
For me

Stars when you shine
You know how I feel
Scent of the pine
You know how I feel
Yeah freedom is mine
And I know how I feel
It's a new dawn
It's a new day
It's a new life
For me

And I'm feeling good

@музыка: Muse - Feeling Good

@настроение: смешное)

@темы: мантры, молитвы и заклинания, процент бытия

Life In The Very Odd House

главная